Педофилия как культурная особенность

Публичное выступление адвоката, грозящего залить кровью Москву в случае препятствия введения шариатских судов остро очертило проблему, являющуюся довольно болезненной для нашего общества: некоторые представители мусульманской общины не желают признавать российские законы, а предпочитают жить на землях русских, немусульманских регионов в соответствии со своими традициями и представлениями, нисколько не заботясь о том, что они противоречат общепринятым в данных местах нормам. Более того, они подчас склонны представлять явно противозаконные действия проявлением "национальной и религиозной самобытности".

За примерами далеко ходить не приходится. В Саратове разгорается скандал вокруг факта педофилии с инцестной окраской, который некоторые "правозащитники" пытаются представить, как проявление неких культурных особенностей.

Суть дела в следующем - пожилой чеченец, живущий в селе Мордово Красноармейского района взял из приюта несовершеннолетнюю девочку-подростка и сделал ее своей любовницей, будучи женатым. 13-летнюю Алену семья Хабировых взяла из детского дома, куда девочка попала после развода родителей, лишенных прав на воспитание ребенка (имена и фамилии людей, упомянутых в материале, изменены). Переехавший из Чечни 58-летний Акалбек показался соцработникам отличной кандидатурой в опекуны: владеет двумя магазинами, женат, своих детей нет.

Однако через некоторое время после того, как Алена поселилась в новом доме, домработница Хабировых пришла в полицию с заявлением на хозяина. "Акалбек с девкой уже несколько месяцев кувыркаются, пока его жена работает в магазине (на тот момент Алене уже исполнилось 15 лет). Он же мусульманин, им можно несколько жен. Нехмат уже постарела, вот он Аленку и назначил своей младшей женой!" - рассказала домработница.

Законная супруга Хабирова устроила скандал и собралась разводиться, Алену же отправили на медосмотр, где и подтвердилось, что у нее действительно был мужчина.

"Он меня не насиловал, вы что! У нас с Акалбеком любовь! Еще с августа прошлого года, тогда был первый раз. С тех пор все и началось. Пока его жены не было дома, мы занимались сексом, - объяснила девочка. - А Надька нас из ревности сдала. У них раньше что-то было, она хотела второй женой стать". В настоящее время управление Следственного комитета по региону проводит проверку данного происшествия. "В настоящее время проводятся судебно-медицинское освидетельствование и необходимые проверочные мероприятия, направленные на установление в действиях опекуна признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.134 УК РФ (половое сношение с лицом, заведомо не достигшим 16-летнего возраста). За совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.134 УК РФ, предусмотрено наказание до 4 лет лишения свободы", - говорится в сообщении пресс-служба СУ СКР по Саратовской области.

Хабировы, собираясь оформить опекунство над Аленой, утверждали, что не станут навязывать девочке свою религию, говорят социальные работники. А в прокуратуре подчеркивают, что религиозные "параметры" работники детдома и не должны были рассматривать: чтобы человек стал опекуном, ему необходимо собрать множество справок - об отсутствии судимости, семейном положении, наличии жилья, заработной плате, состоянии здоровья и так далее, однако национальность и вероисповедание законом не учитываются.

Алена тем временем отказалась от своих показаний о сожительстве с опекуном, узнав, что возлюбленному может грозить тюремный срок. "Даже если его посадят, я буду его ждать!" - заявляет девочка.

Впрочем, наказание за педофилию может и не последовать: через месяц ей исполнится 16 лет, и если за это время на Хабирова не будет заведено уголовное дело, сожительство с приемной дочерью сойдет ему с рук. А, прокуратура, "почему-то" не спешит с возбуждением уголовного дела.

Впрочем, позиция о неподсудности растлителя через месяц довольно уязвимая - ведь возраст жертвы рассматривается на момент совершения преступления, а не на момент возбуждения уголовного дела. Впрочем, у многих возникает ощущение, что дело сознательно затягивается, что вопрос сам собой "рассосется".

Примечательно, что земляки Хабирова на словах дистанцируются от него. Представитель чеченской диаспоры, председатель Саратовской ассоциации "Вайнах" Арби Наврузов полагает, что поступок его соотечественника противоречит культурным нормам: "Действительно, ислам разрешает брать себе жену начиная с 15 лет, но именно жену. Если ты взял девочку как дочь, то и относись к ней как к дочери. Расти, воспитывай в послушании и выдай замуж - за другого!.. Таких людей, которые сделали дочь женой, у нас на порог не пускают". Однако возникает ощущение, что Наврузов лукавит.

Во-первых, ислам разрешает брать жен не с 15, а с 9 лет. А во-вторых, местная община, если бы действительно осуждала этот поступок, могла бы легко объяснить ему, что он "неправ". В любом случае возникает ощущение, что ни власти, ни представители диаспоры не хотят пресечь это безобразие. Возможно, объясняя его "культурными особенностями".

Во всяком случае, можно с уверенностью сказать, что если бы "грязным стариканом" оказался коренной житель, он давно бы уже был за решеткой. Примечательно также, что пресловутая ювенальная юстиция, многочисленные уполномоченные по правам ребенка никак не обозначили себя в этом деле.

Автор: 
Семен Штукатуров