«Быть русским» запрещено
Россию населяют представители многих народов, этносов и племен, и стремление обеспечить им всем необходимые условия для самоуважения и безопасности совершенно необходимо даже с чисто практической стороны – в целях укрепления нашего государства. Именно поэтому любые попытки разжигания межрелигиозной и межнациональной вражды должны немедленно пресекаться. С этим утверждением едва ли кто станет спорить. Но вопрос в том, что именно считать «разжиганием». Как показывает практика, многие представители правоохранительных структур так интерпретируют даже вполне корректные попытки национальной самоидентификации. И, что следует особенно подчеркнуть, чаще всего обвиняемыми в «разжигании» оказываются русские.
 
В качестве достаточно яркого примера можно упомянуть уголовное дело, возбужденное в республике Адыгея против главного редактора газеты «Закубанье» Виктора Каратаева, который, согласно прокурорскому постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, «используя свое служебное положение редактора газеты, совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признаку национальности, совершенные с использованием средств массовой информации, при следующих обстоятельствах».
 
А именно: «имея умысел на возбуждение ненависти и вражды между людьми по признакам исключительности, превосходства одной нации (русской) над другими (евреи и нерусские в целом), руководствуясь националистическим мотивом, с целью унизить национальное достоинство лиц нерусских национальностей, показать превосходство русской национальности над еврейской и другими и их неполноценность, осознавая противоправность своих действий и желая этого, в мае 2007г. в помещении редакции газеты   «Закубанье» по адресу: г.Майкоп, ул.Ленина, 22, изготовил на компьютерной технике электронную версию газеты«Закубанье» № 10 (198) за май 2007г., опубликовав в ней без ссылки на источник, где оно публиковалось ранее, стихотворение от имени Евгения Скворешнева «Будь русским!», лейтмотивом которого является «русские - нерусские». При этом первые наделяются положительными характеристиками, а вторые отрицательными. Нерусским приписываются отрицательные характеристики: способность к предательству, неблагодарность, стремление эксплуатировать русских. Помимо этого данное стихотворение содержит: выражение негативной оценки евреев за счет приписывания им действий, имеющих крайне негативные последствия; негативные высказывания о нерусских в целом и в отношении лиц еврейской национальности; скрытое побуждение к русским людям, понятное любому носителю русского языка, независимо от наличия у него познаний в области лингвистики, в котором автор говорит о необходимости оберегать русскую землю от евреев; высказывание, указывающее на исключительность граждан по признаку их принадлежности к определенной национальности (русских); специальные языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных эмоциональных оценок и негативных установок в отношении нерусских в целом и лиц еврейской национальности, а также для передачи скрытого побуждения к русским людям оберегать свою землю от евреев».
 
Чтобы было понятно, о чем идет речь, приведем стихотворение, которое стало причиной уголовного дела.
 
Будь русским!
 
Я - русский! Сердцем, духом, вздрогом кожи
Горжусь я древним прозвищем моим.
Не дай мне, хоть на миг, хоть в чем-то, Боже,
Не русским стать, а кем-нибудь другим!..
 
Быть русским – не заслуга, но обуза.
Когда под гул набата, на бегу,
Вожжами подпоясавшись кургузо,
Хватаем мы оглоблю и слегу.
 
О собственной забыть беде и боли,
Не поумнев нисколько до седин...
Быть русским – значит воином быть в поле,
Пусть даже в этом поле ты один.
 
Быть русским – не награда, а расплата.
За то, что миру душу нараспласт,
За чужака встаешь ты, как за брата,
А он потом тебя же и продаст...
 
Быть русским – это стыдно и позорно,
Когда мы за колючею межой
Нелишние свои сбирали зерна
Для детворы не русской, а чужой.
 
Мы русские, дуркуем и балуем,
Когда, хватая снег похмельным ртом,
К любому чёрту лезем с поцелуем,
Отхаркиваясь кровушкой потом...
 
Живёт народ, ведом судьбою хмурой,
За отческий уклад и образ свой
Доверчиво расплачиваясь шкурой,
Хотя гораздо чаще – головой.
 
Мы русские. Мы с нехристью любою
Ломаем братски скудный каравай,
И в благодарность слышим над собою
Всего два слова: «надо!» и «давай!»
 
Быть русским – не отрада, но отрава,
С неизводимой грустью на челе
Платя издревле – щедро и кроваво –
За то, что на своей живёшь земле.
 
Быть русским – значит застить путь бандитам,
Что топчут нашу землю сапогом.
Быть русским – это значит быть убитым
Собратом чаще, нежели врагом.
 
Быть русским – это значит встать у стенки,
И пусть в тебя стреляет сволочь вся,
Но перед ней не падать на коленки,
Пощады, ухватив сапог, прося.
 
Быть русским – это должность, долг и доля
Оберегать святую честь земли
От пришлецов, что свой Талмуд мусоля,
Две тыщи лет нас к пропасти вели.
 
Мы русские. Ступаем мы на плаху,
Окинув оком отчий окоём,
Но нищему последнюю рубаху,
Не мешкая, привычно отдаем.
 
Быть русским – провидение и право,
Не устрашась ни пули, ни ножа,
Топыриться упрямо и шершаво,
Не уступая татям рубежа.
 
Быть русским – значит хлеб растить в
ненастье.
А нет дождя – хоть кровью ороси.
Но все-таки, какое это счастье –
Быть русским! Среди русских! На Руси!
 
Я русское ращу и нежу семя
Не потому, что род чужой поган,
Но пусть вот так своё опишет племя
Какой-нибудь еврей или цыган.
 
Быть русским – значит быть в надежной
силе.
И презирать родной землею торг.
Не зря ж Суворов рек при Измаиле:
- Мы русские! Ура! Какой восторг!..
 
                      Евгений СКВОРЕШНЕВ
 
Как мы видим, чтобы найти в этом стихотворении, между прочим, высокохудожественном, «разжигание», нужно иметь недюжинную фантазию. Именно такая и оказалась у привлеченной в качестве эксперта сотрудницы Института криминалистики Центра специальной техники Ерохиной Людмилы Алексеевны. Поскольку все обвинение против Каратаева строится на ее интерпретации стихотворения, на сделанном этим экспертом заключении следует остановиться поподробнее.
 
Чтобы понять ход мысли специалиста, приведем ряд фрагментов документа: «…Через все стихотворение проходит лейтмотив, содержащий противопоставление «русские-нерусские». При этом первые наделяются положительными характеристиками, а вторые - отрицательными:
-           «Быть русским - не награда, а расплата.
За то, что миру душу нараспласт,
За чужака встаешь ты, как за брата, А он потом тебя же и продаст...»
-           «Мы русские. Мы с нехристью любою
Ломаем братски скудный каравай,
И в благодарность слышим над собою Всего два слова: «надо!» и «давай!»
В данных фрагментах нерусским приписываются отрицательные характеристики: способность к предательству, неблагодарность, стремление эксплуатировать русских.
Для передачи негативного отношения автора к нерусским служит слово «нехристь» («Мы русские. Мы с нехристью любою/ Ломаем братски скудный каравай...»), которое в современном русском языке содержит отрицательную коннотацию…»
«…Негативное отношение к конкретному народу выражается в следующем фрагменте:
«Быть русским - это должность, долг и воля
Оберегать святую честь земли
От пришлецов, что свой Талмуд мусоля,
Две тыщи лет нас к пропасти вели».
В четверостишии использован стилистический прием перифраза, заключающийся в непрямом, описательном обозначении предметов и явлений действительности. В данном фрагменте под номинацией пришлецы, «что свой Талмуд мусоля, Две тыщи лет нас к пропасти вели», вероятно, подразумеваются евреи. Данный вывод можно сделать на основании экстралингвистических знаний о том, что Талмуд - это свод догматических, религиозно-этнических, правовых и бытовых положений иудаизма, сложившихся на основе толкований Ветхого Завета (словарное определение). Поскольку данное слово написано с заглавной буквы, другие его значения исключаются.
Негативная оценка выражена за счет приписывания евреям действий, имеющих крайне негативные последствия («нас к пропасти вели»).
Согласно словарному определению, слово «пропасть» имеет переносное значение - гибель, которое отражается, например, в следующих выражениях: «на краю пропасти» (в знач. на краю гибели), «скатиться в пропасть» (в знач. дойти до тяжелого, гибельного состояния). Таким образом, употребляя в стихотворении выражение «две тыщи лет нас к пропасти вели», автор, вероятно, имеет в виду, что евреи две тыщи лет вели русских к тяжелому, гибельному состоянию…» На основании этих умозаключений эксперт делает еще более смелый вывод:
«В представленной публикации содержится скрытое побуждение, в котором автор указывает русским на необходимость «оберегать святую честь земли» от евреев…
…В строфе: «Быть русским - это должность, долг и воля //Оберегать святую честь земли //От пришлецов, что свой Талмуд мусоля, //Две тыщи лет нас к пропасти вели» автор противопоставляет русских и евреев и выражает мысль о том, что долг русского человека - оберегать русскую землю от евреев».
«В представленном тексте содержится высказывание, указывающие на превосходство граждан по признаку их принадлежности к определенной национальности. В следующем четверостишии присутствует противопоставление русский-нерусский:
«Я русское ращу и нежу семя
Не потому, что род чужой поган
Но    пусть    вот    так    свое опишет племя
Какой-нибудь еврей или цыган…».
И далее: «В связи с этим можно сделать вывод о том, что автор отказывает евреям и цыганам в возможности описывать свой народ так же, т.е. предполагает, что у евреев и цыган нет оснований гордиться своим народом. Таким образом, можно усмотреть здесь мысль о том, что русский народ обладает некоторыми преимуществами по сравнению с другими…».
 
А вот окончательные выводы сделанные госпожой Ерохиной: «1 .В тексте содержатся негативные высказывания о нерусских в целом и в отношении лиц еврейской национальности. 2. В тексте содержится скрытое побуждение к русским людям, в котором автор говорит о необходимость оберегать русскую землю от евреев. О конкретных шагах, которые должны быть предприняты для этого, в тексте не говорится. 3. В тексте имеется высказывание, указывающее на исключительность граждан по признаку их принадлежности к определенной национальности (русских). 4. В тексте использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных эмоциональных оценок и негативных установок в отношении нерусских в целом и лиц еврейской национальности, а также для передачи скрытого побуждения к русским людям оберегать свою землю от евреев. В тексте не использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик какой-либо нации, религии или отдельных лиц как ее представителе».
А вот заключение более опытного эксперта – доктора филологических наук, профессора кафедры связей с общественностью и социальных коммуникаций Кубанского государственного университета Факторовича Александра Львовича. Его оценка звучит иначе. «Общее содержание текста определяется смысловой линией (доминантой) позитивной оценки заслуг, нравственных качеств, достижений своего народа. См.: «Быть русским - значит хлеб растить в ненастье. (...) Быть русским - значит быть в надежной силе И презирать родной землёю торг. Не зря ж Суворов рек при Измаиле: - Мы русские! Ура! Какой восторг!..». Эта доминанта позитива проявляется как в смысле, так и в строении текста. Он организован на основе анафоры, то есть стилистического единоначалия: большинство строф, а именно 10 из 17 (59 процентов), открывается характеристикой «Быть русским...». Нравственный позитив в отдельных высказываниях определяется во взаимодействии с негативом, на его фоне. Отрицательные оценки адресованы двум основным группам. Во-первых, этнической группе - самим русским, то есть гордость позитивная оценка достоинств объективно взаимообусловлена с осуждением качеств отрицательных. См. «Мы русские, дуркуем и балуем...» Второй адресат негатива, выраженного в корректной форме, - различные группы, характеризуемые в нравственном и поведенческом плане, включая соблюдение общественного порядка, безопасности, отчужденность. Таковы, например, высказывания, содержащие негативные номинации бандит, тать:
«Быть русским - значит застить путь бандитам,
Что топчут нашу землю сапогом.
(...)
Быть русским - провидение и право,
Не устрашась ни пули, ни ножа,
Топыриться упрямо и шершаво,
Не уступая татям рубежа».
 
Следует отметить, что наименования, представляющие отчужденность, носят абстрактный характер, не именуют той или иной этнической группы:
«ЧУЖАК – (Разг.) О человеке или животом из чужих мест» (БТС, 1486)
«ПРИШЛЕЦ – (Устар.) Пришлый, не местный человек».
Требует комментариев следующий контекст, где взаимодействуют наименования пришлец и Талмуд.
«Быть русским - это должность, долг и доля Оберегать святую честь земли От пришлецов, что свой Талмуд мусоля, Две тыщи лет нас к пропасти вели».
В контексте у слова Талмуд определяется обобщенное значение - священная книга иноверцев.
Это значение устанавливается двумя взаимодополняющими способами: прямым - филологическим анализом и подкрепляющими его историческими сведениями.
В филологическом плане наиболее существенна обязательная регламентация выбора только прописной буквы, если речь идет о священной книге вообще, см. правило: «названия культовых книг пишутся с прописной буквы, если книга не имеет других названий» (Розенталь, 323). Слово талмуд с маленькой (строчной) буквы носит шутливый характер, не имеет отношения к священным книгам. См. два его разных значения: «ТАЛМУД. 1. /с прописной буквы/. Собрание догматических религиозно-этических и правовых положений иудаизма, сложившихся в 3 в. до н.э. - 5 в. н.э. на основе толкований Ветхого Завета. 2. Шутл. Большой блокнот, ежедневник, в котором записаны необходимые сведения, адреса и т.п.» (БТС, 1304).
Обобщенное указание словом Талмуд на священную книгу иноверцев подкрепляется и ассоциацией со словом пришлец.
С этим смысловым наполнением соотносится историческая характеристика. Начало губительного периода, характеризуемого во фрагменте («к пропасти вели»), отстоит от времени публикации - 2007 г. - на 2 000 лет, то есть относится к началу первого века нашей эры, когда определялся период общеславянского единства и еще не выделилась даже древнерусская народность, то есть здесь характеризуются далекие предки современного русского народа и их недруги - чужаки. Таким образом, представлена не конкретная религиозно-этническая группа (например, иудеи-хазары; или евреи, появившиеся по соседству с местами расселения предков современного русского народа не ранее девятого века нашей эры, то есть чуть более тысячи лет), а обобщенный чужак, пришлец, который, со своими вероучительными книгами, сопутствует русским «две тыщи лет».
Следовательно, существительное Талмуд, написанное с заглавной буквы означает здесь вообще чужую старинную вероучительную, а не строго определенную книгу».
«..Побудительное высказывание к действиям против определенной группы выявлено в двух случаях. В обоих контекстах это не этническая, расовая или религиозная группа, а группа, характеризуемая в поведенческом плане, как враждебная общественному порядку: бандиты, тати. Косвенными средствами (формой инфинитива) передается побуждение: «застить путь бандитам» и «...топыриться, не уступая татям рубежа».
Таким образом, побудительные высказывания к действиям против какой-либо этнической, расовой или религиозной группы в тексте отсутствуют».
«…данный текст лишен инструктивных враждебных установок.
Опорными, требующими лингвистического комментария, являются четыре смысловых комплекса, обращенных к определенной национальной, расовой или религиозной группе: возбуждение национальной или расовой вражды; унижение национального достоинства; пропаганда исключительности, превосходства; пропаганда неполноценности граждан.
Действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды (типа: истребить инородцев, выселить мигрантов), в высказываниях текста не указываются.
Действия, направленные на унижение национального достоинства, в тексте также не представлены. По отношению к лицам определенных - нерусских национальностей, евреям и цыганам, дана лишь одна характеристика, связанная с действием творческого характера:
«Но пусть вот так своё опишет племя
Какой-нибудь еврей или цыган».
Это действие представлено в модальности побуждения в форме повелительного наклонения, совмещающее два аспекта: исходное - побудительное грамматическое значение /целесообразно описывать своё племя, пусть начинают это действие/ и выразительный оттенок, своего рода эмоциональный импульс, вносимый противительным союзом НО /попробуй-ка опиши/.
Действия, направленные на пропаганду исключительности, превосходства или же неполноценности граждан по признаку их принадлежности к определенной национальной, расовой или религиозной группе, в высказываниях текста не указываются…».
 
Выводы Александр Факторович делает следующие:
«1. В представленном тексте (в стихотворении от имени Е.Скворешнева «Будь русским!») есть одно негативное высказывание в отношении этнической группы - русских.
2. В исследованном тексте не содержатся побудительные высказывания к действиям против какой-либо этнической, расовой или религиозной группы.
3. Представленный текст (стихотворение от имени Е.Скворешнева «Будь русским!») не содержит высказывания, указывающие действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды, унижение национального достоинства, а также на пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их принадлежности к определенной национальной, расовой или религиозной группе.
4. В представленном на исследование материале отсутствуют специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, религии или отдельных лиц как ее представителей. Заключение составлено на основе комплексного анализа: лексического, грамматического, стилистического, контекстологического, с опорой на актуальные нормативные словари и с применением статистических данных».
 
В свою очередь заключение Ерохиной Людмилы было подвергнуто экспертной оценке Президентом фонда «Русский информационный центр» Андрей Савельев. Он высказывает сомнение в компетентности следователя, в том числе и потому, что «Следователь в соответствии со своей квалификацией и компетенцией был в состоянии самостоятельно определить, что в публикации отсутствует основа для проведения лингвистической экспертизы. Стихотворение «Будь русским» написано на государственном языке России и доступно для понимания любому дееспособному гражданину. Для его понимания нет необходимости в лингвистической экспертизе.
 
Также следователем поставлен перед лингвистом вопрос, который может разрешать только комплексная экспертиза с участием профессиональных психологов. Лингвисту предложено выявить в тексте стихотворения средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, религии или отдельных лиц как ее представителей. Эти задачи находятся вне пределов лингвистической науки».
 
«Эксперт Л.А.Ерохина в своем заключении признает, что «анализ поэтического текста сопряжен с определенными трудностями, поскольку данный тип текста включает в себя много образов, метафор, символов и может быть интерпретирован неоднозначно». Тем не менее, эксперт берет на себя смелость интерпретировать неоднозначно трактуемые элементы литературного текста. Тем самым берется за выполнение задачи, которая может быть решена только логической подтасовкой: неоднозначное в исходных посылках становится однозначным в конечных выводах.
 
Не понимая, что такое «этническая группа» и как она определяется, эксперт берет на себя смелость утверждать, что противопоставление русские-нерусские есть форма негативного высказывания в отношении неких этнических групп. Некомпетентность эксперта приводит его к ошибке: этничность определяется иноэтничностью. Полагая, что русские – этнос (что неверно), эксперт заявляет, что позитивные характеристики русских создают негативный фон для нерусских. В то же время, элементарные знания в области этнологии подсказали бы эксперту, что этническое (а тем более национальное) самосознание всегда и всюду разделяет этносы и нации по принципу «свои» - «чужие», «свои» - «не свои». Таким образом, говоря о нерусских, автор лишь определяет русских. При этом, не имея в виду этнических признаков, а лишь культурные стереотипы, которые могут быть для русских уникальными или же общими с другими народами.
 
Рассматривая текст, лингвист не замечает того, что в состоянии заметить всякий дееспособный читатель, владеющий русским языком: наличие как позитивных, так и негативных характеристик, который автор относит к русским. Эксперт пишет, что русские в стихотворении наделяются положительными характеристиками, а нерусские – отрицательными. Это ложь. Стихотворение очевидным образом некоторые черты русских преподносит как негативные, а иные – как позитивные. Одни – как реальное, другие – как должное. Таким образом, стихотворение «Будь русским» описывает не этнические характеристики, а этические. Любому непредвзятому читателю это должно быть очевидно».
 
«…Эксперт уходит даже от поставленной следователем задачи: выявить негативные высказывания в адрес каких-либо этнических, расовых или религиозных групп. Понятие «нерусские» не описывает ни один из перечисленных объектов, которые право защищает от оскорблений и притеснений».
 
«Не имея элементарных религиоведческих знаний, эксперт берется судить применение понятия «нехристь» в стихотворном произведении. Приводя словарное значение данного слова («жестокий, несправедливый человек»), эксперт не вникает в этимологию: «нехристь» - не христианин, человек, живущий не по-христиански, нарушающий христианский образ жизни, этические нормы, присущие христианам. Всякому минимально образованному человеку ясно, что речь идет именно об этических проблемах: негативной черте русских, которые с «нехристью» «ломают по-братски» «скудный каравай» и в благодарность слышат только «Надо!» и «Давай!». В данном случае нет никакого касательства этнических, расовых или религиозных групп. Автор указывает лишь на противоречие русской натуры: делиться последним с теми, кто является «нехристью» - нарушает традиционные для русских этические нормы.
 
Вторгаясь в религиоведческие вопросы, лингвист берется атрибутировать евреев (понимая их как этнос) понятием «талмуд». Во фрагменте стихотворения о пришлецах, «что свой Талмуд мусоля,// Две тыщи лет нас к пропасти вели», лингвист видит перифразу – непрямое, описательное обозначение предметов и явлений. Лингвист пишет: «В данном фрагменте под номинацией, вероятно, подразумеваются евреи». Таким образом, лингвист утверждает, что все евреи «мусолят свой талмуд» и отождествляет религиозный символ («талмуд») с этническим атрибутом. При этом эксперт демонстрирует знание того, что «талмуд – это свод догматических, религиозно-этнических, правовых и бытовых положений иудаизма». Таким образом, лингвист совершенно безосновательно записывает в иудеи всех евреев. Чем оскорбляет евреев, принадлежащих к другим верам (например, евреев-христиан), а также евреев-атеистов. Эта грубейшая ошибка демонстрирует крайне низкий уровень экспертного заключения и явно недостаточную компетентность эксперта».
 
«…утверждение эксперта, что смысл, который имел в виду автор, представляет собой негативное высказывание по отношению к определенной этнической группе (как пишет эксперт, соответствующий фрагмент, вероятно, тождественен по смыслу такому высказыванию: «евреи две тыщи лет вели русских к тяжелому, гибельному состоянию») ничем не доказано и является не применением научного метода анализа, а лишь произвольной интерпретацией текста».
 
«При проведении лингвистического анализа эксперт допускает трактовки текста, направленные против русских людей. А именно: экспертом оспаривается право автора в литературном произведении сообщать русским задачу «оберегать святую честь земли». В этих словах совершенно безосновательно усматривает скрытое побуждение, «в котором автор указывает русским на необходимость «святую честь земли» от евреев». Употребляя подобный домысел, эксперт прямо возбуждает рознь между русскими и евреями. Евреям приписывают какие-то права на «святую честь земли», а русским в этих правах отказывается. Эксперт, выйдя далеко за пределы своей компетенции», утверждает, что долг русских оберегать «святую честь земли» (о чем пишет автор стихотворения) – это и есть негативная установка, которой автор, будто бы, пытается направить русских против евреев. Абсурдность такого заключения очевидна».
 
«Несостоятельность эксперта как лингвиста очевидна при попытках интерпретировать повелительный глагол во фразе «пусть вот так свое опишет племя// Какой-нибудь еврей или цыган» единственным образом – как вызов тем, кто в авторской интерпретации, якобы, не способен на такое действие. То есть, прямой смысл фразы подменяется смыслом, придуманным экспертом. Из этой лжи, разумеется, легко сделать любой вывод. В том числе и приписать автору демонстрацию «превосходства граждан по признаку их принадлежности к определенной национальности». В данном случае автор мог вовсе не использовать никакого вызова, а лишь побуждать евреев, цыган и неопределенный круг народов, к тому, чтобы они «определили свое племя» так, как это делает он в своем стихотворении».
 
«На некомпетентность эксперта указывает его усмотрение в анализируемом произведении мысли о том, что  «русский народ обладает некоторыми преимуществами по сравнению с другими». Что русский народ обладает некими преимуществами, никак не может кого-то унизить. Политологический или исторический анализ легко доказывает, что преимущества у русского народа есть. Как, впрочем, в чем-то другом они есть у других народов. Указание на преимущества русских ни в коей мере не может дискредитировать автора стихотворения или его издателя. В противном случае можно было бы выбросить на свалку лучшие образцы русской литературы и философии. Остается лишь надеяться, что эксперт и следователь не имели это в виду».
 
«К сожалению, автор экспертизы испытывает сложности с применением элементарной логики. Анализируя применение слова «нехристь», эксперт определяет, что оно относится ко всем нерусским. Между тем, доказательств тому эксперт не приводит, не понимая элементарного: множество «человечество» можно разделить на подмножества «русских» и «нерусских», а также на подмножества «христиан» и «нехристей». При допущении, что слово «нехристь» относится не к религиозному делению, а к этическому, все человечество можно также разделить на «нехристей» и «прочих». Если же предположить, что «нехристи» не относятся к русским, то это может свидетельствовать либо что русские – круг лиц с определенной этической установкой (остальные определены как «нехристи»), либо, что среди русских тоже могут быть «нехристи». В первом случае «нерусские» должны делиться на «нерусских нехристей» и прочих «нерусских». Иными словами, из стихотворения вовсе не следует, что всякий «нерусский» есть «нехристь». Лишь некоторые «нерусские» есть еще и «нехристи», составляя от «нерусских» неопределенную долю.
 
Все эти интерпретации могут быть применены к анализируемому стихотворению. Но эксперт выбирает лишь выгодную ему интерпретацию – самую невероятную. Ибо никакого тождества между «нерусскими» и «нехристями» в стихотворении нет. То же касается и слова «чужак». Из стихотворения с большим основанием можно вывести, что не все нерусские – нехристи, не все нерусские – чужаки. Автор говорит, что ему вовсе другой народ не «поган». Лингвист игнорирует это заявление и отождествляет понятия «нерусский» и «чужак», подтверждая свой вывод о создании произведением негативных установок к отношении нерусских уже самим применением к «чужакам» характеристики «нехристь». Столь произвольные суждения свидетельствуют об отсутствии у лингвиста элементарных навыков владения научной логикой».
 
«Эксперт исследует стихотворение «Будь русским» не как целостное произведение. Вопреки научному методу, из стихотворения вырываются отдельные фрагменты и интерпретируются вне связи со смыслом произведения в целом. Подобный подход, очевидно, связан не только с низкой квалификацией эксперта, но и с установкой на поиск таких смыслов в тексте стихотворения, которые могли бы быть использованы следствием в репрессивных целях. Соответствующая установка эксперта является противозаконной и превращает экспертизу в фальсификацию важного процессуального действия».
 
«Нет сомнений, что следователь является дееспособным лицом. Нет сомнения в том, что эксперт является дееспособным лицом. Оба в состоянии понять, что для данного стихотворения нет необходимости в какой-либо лингвистической экспертизе. Таким образом, решение о назначении экспертизы и согласие составить экспертное заключение выявляют замысел следователя и эксперта, не имеющий никакого отношения к содержанию стихотворения и правовым процедурам. Судя по тексту экспертного заключения, его целью является не лингвистический анализ, а создание для следствия условий для противозаконного привлечения к ответственности главного редактора газеты «Закубанье», опубликовавшего стихотворение «Будь русским».
 
Андрей Савельев заключает: «Экспертиза Л.А.Ерохиной выполнена на крайне низком профессиональном уровне, в ней не применяются научные методики и научный подход в целом. Сказывается неопытность автора заключения, имеющего незначительный стаж работы и практически полное отсутствие правовых знаний. В связи с непониманием своей задачи эксперта, Л.А.Ерохина вместо выводов эксперта-лингвиста дает выводы за пределами своей компетенции. Кроме того, эксперт явно не знаком с основами этнологии и религиоведения и не имеет навыков анализа литературного (тем более поэтического) текста.
 
Вывод эксперта о том, что в тексте стихотворения имеются «специальные языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных эмоциональных оценок и негативных установок в отношении нерусских в целом и лиц еврейской национальности, а также для передачи скрытого побуждения к русским людям оберегать свою землю от евреев» является несостоятельным как с научной, так и с этической точки зрения».
 
Действительно, не нужно быть большим специалистом, чтобы понять, что ни о каком «разжигании» в стихотворении и быть не может. Между тем, на «заказной» характер дела указывает и следующее обстоятельство. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого Виктора Каратаева необоснованно, незаконно и потому подлежит отмене, поскольку вынесено с нарушением п.п. 5 и 6 ст.57 ФЗ РФ «О средствах массовой информации», ч.2 ст.13 и ч.4 ст.15 ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности», ст.201 УК РФ, так как выводы следователя впрямую противоречат указанным статьям. Ст.4 ФЗ РФ «О средствах массовой информации» запрещает распространять в СМИ информацию, запрещённую к распространению Федеральными законами, то есть, имеет отсылочный характер, и в данном случае сам следователь отсылает к ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности». Таким образом, следователь указывает, что данное дело рассматривается в рамках этих двух федеральных законов.
 
Ст.24 ФЗ «О средствах массовой информации» очерчивает круг СМИ и системы распространения этих СМИ, в отношении которых действует указанный закон. Ст.56 перечисляет организации и лица, которые несут ответственность за нарушение законодательства о СМИ. И, наконец, ст.59, устанавливает, что ответственность – уголовная, административная или дисциплинарная возлагается на виновных в соответствии с законодательством Российской Федерации, то есть, также является отсылочной. Но при этом, следователь обошёл молчанием статью 57 ФЗ «О средствах массовой информации», которая прямо перечисляет случаи освобождения от ответственности. Среди этих случаев п.5 называет авторские произведения, а п.6 - «дословное воспроизведение сообщений и материалов или их фрагментов, распространённых другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о СМИ». При этом данная статья закона не требует от СМИ ссылки на источник, а говорит о возможности установления такого источника.
 
Названное стихотворение является перепечаткой из газеты «Вести славян юга России» № 2 за март 2007 года. Согласно п.6 ст.57 ФЗ «О средствах массовой информации» редактор и редакция не несут ответственности за такой материал. Более того, это же стихотворение в 2006 году было напечатано в газете «Знание – власть» в № 28 за август месяц и в №44 за ноябрь. Подлинниками этих изданий следователь располагает. Таким образом, у следователя нет никаких оснований для привлечения Каратаева к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, так как в его действиях нет состава преступления.
 
Что касается ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности», то он чётко определяет понятие экстремистских материалов и их признаки (ст. 1); описывает действия надзирающих и контролирующих органов в случае обнаружения фактов распространения экстремистских материалов через средства массовой информации (ст.8 и 11); порядок признания материалов экстремистскими (ст.13) и ответственность граждан за осуществление экстремистской деятельности.
 
Ключевыми словами являются «экстремистские материалы». То есть прежде, чем привлекать кого-то за распространение экстремистских материалов (за что российским законодательством установлена административная ответственность в виде предупреждения), необходимо установить экстремистский характер материалов. Порядок такого установления описан в ст.13 ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности». При этом прокуратура подаёт в суд иск о признании материалов экстремистскими, они вносятся в федеральный список материалов, запрещённых к распространению, и только после этого СМИ наказываются в случае распространения этого материала (первоначально в виде предупреждения). До тех же пор, пока закон не запрещает распространения материала, он является разрешённым.
 
Стихотворение Е.Скворешнева «Будь русским» ни одним судом не признано экстремистским, оно не внесено в список запрещённой литературы. Поэтому ни о каком умысле на нарушение закона не может быть речи. Между тем, несмотря на все эти очевидные факты, преследование Каратаева продолжается. Более того, дело возбуждено и против главного редактора газеты «Вести славян Юга России» Бориса Соломахи, также разместившего в своем издании это стихотворение. У него дома был проведен обыск, причем сами сотрудники правоохранительных органов в частной беседе выражали недоумение происходящим.
 
Подводя определенный итог всему вышеизложенному, можно указать, что в данном случае вполне разумные и обоснованные нормы, направленные на защиту межнационального мира, доведены некомпетентными, или, возможно, злонамеренными исполнителями до абсурда. «Ведь схема фабрикации дела против меня может быть доведена до автоматизма, и по ней будут сажать и авторов, и тех, кто перепечатал материал, и тех, кто распространяет газеты и книги и даже работников библиотек», - вполне обоснованно считает Виктор Каратаев. Действия правоохранительных структур в его деле, по сути дела ставят под сомнение права русских на национальное мышление и творческое самовыражение. И мы прекрасно знаем из истории, в том числе и недавней, что ничто так не провоцирует межнациональные конфликты, как посягательства на права этнической группы. Особенно, если она самая многочисленная, и, как ее часто называют – государствообразующая.