Гаагское судилище для сербов

Гаагский трибунал уже осудил девятнадцать сербских генералов и адмиралов как военных преступников. До настоящего времени только в отношении одного из них, Момчило Перишича, все обвинения сняты. Доказана его невиновность. Генерал освобожден.

Гаагский трибунал присудил сербским генералам в общей сложности одиннадцать веков заключения. А всем остальным – хорватским, мусульманским и албанским – 50 лет тюрьмы.

Двойные стандарты продемонстрированы и в тех случаях, когда сербские генералы обвинялись по тем же статьям, что хорватские и мусульманские. В отношении хорватских генералов не действовало обвинение в «совместном преступном предприятии», хотя стенограммы их переговоров доказывали, что они договаривались Ф.Туджманом «изгнать сербов из Хорватии». Договаривались, договорились и сделали. Но вот большинство сербских генералов осуждено за «изгнание несербского населения», хотя нет ни единого доказательства таких обвинений!

Из одной тысячи ста лет тюремного заключения, присужденных сербам в Гааге, наибольшие сроки «заработали» высшие военные Республики Сербская Краина (РСК) и Армии Республики Сербской (АРС).

Голгофа высших офицеров АРС началась в 1996 году, когда генерал Джордже Джукич случайно оказался на территории подконтрольной мусульманской Армии Боснии и Герцеговины (АБиГ). После его незаконного удерживания в течение нескольких дней сараевские власти уже готовы были выпустить генерала, но в дело вмешался Ричард Холбрук, настоявший, чтобы Джукича выдали в Гаагу, хотя против него никакого обвинения выдвинуто не было. В связи с критическим состоянием здоровья генерала прокурор Голдстоун согласился выпустить Джукича из тюрьмы до выдвижения обвинения. Джукич умер 18 мая 1996 года, так и не дождавшись обвинения.

Радислав Крстич, командовавший во время войны Дринским корпусом АРС, второй сербский генерал, доставленный в Гаагу. Его дело считается поворотным в работе трибунала.

Генерал Крстич обвинен в том числе и в «сговоре с целью совершения геноцида». Эта судебная квалификация позже будет использована в делах против всего сербского военно-политического руководства.

2 августа 2001 года Крстич осужден судом первой инстанции на 46 лет тюрьмы, а преступления на территории бывшей Югославии впервые квалифицированы как геноцид. Судьи подчеркнули тогда, что есть «люди, на которых лежит ответственность за эти преступления намного большая, чем его», и «для них предусмотрено самое тяжелое наказание»!

Апелляционная палата гаагского трибунала в 2004 году подтвердила решение суда первой инстанции, но ответственность генерала Крстича переквалифицировала с «прямого исполнителя геноцида» на «пособника и подстрекателя». Его приговор был снижен с 46 лет до 35 лет тюрьмы.

Для отбывания наказания Крстич был направлен в британскую тюрьму «Вэйкфилд», где его чуть не убили три заключенных-мусульманина под предводительством Индрита Красничи. Крстича перевели в тюрьму «Лонг Лартин», в котором содержится огромное количество осужденных за исламский терроризм. Из-за угроз Крстич вообще не мог выйти из камеры. Наконец, в конце 2011 году трибунал вернул его в свою тюрьму Схевенинген под Гаагой.

Третьим сербским генералом, оказавшимся в Гааге, был Момир Талич. Его захватили в Вене в 1999 году по секретному обвинению. Наручники защелкнулись у него на руках обманом, когда он был в качестве начальника Главного штаба АРС гостем австрийской Национальной академии обороны на семинаре ОБСЕ.

Талича обвинили в преследовании несербского населения в Боснийской Краине в 1992 году. Обвинение действовало неубедительно, так как Талича уважали и противники за проявленное в боях благородство. Так, мусульманский генерал Расим Делич, который также присутствовал на том семинаре, заявил, что «данное задержание плохо скажется на процессе примирения в БиГ».

В ходе процесса прокуроры намучались, чтобы найти подходящих свидетелей против Талича. Они возлагали большие надежды на Адила Медича, члена Главного комитета мусульманской гуманитарной организации «Мерхамет», который должен был обвинить Талича в геноциде в Боснийской Краине и в негуманном отношении к военнопленным. Однако свидетель поставил прокуроров в неудобное положение, заявив, что «генерал Талич играл весьма позитивную роль», что благодаря ему «Мерхамет» имела возможность регулярно доставлять гуманитарную помощь военнопленным.

В связи с ухудшением здоровья генерала выпустили из тюрьмы, чтобы вести процесс против него «на свободе». Талич умер в белградской Военно-медицинской академии 28 мая 2003 года.

Соратники Момира Талича считают что обвинение, выдвинутое против него, это гаагская месть за военную операцию «Коридор», которую он разработал в июне 1992 года, когда был командующим Первого краинского корпуса. «Это была крупнейшая операция АРС, без которой сегодня не было бы Республики Сербской!» – говорил генерал Новица Симич.

После Талича был схвачен генерал Станислав Галич, командующий Сараевско-Романийским корпусом АРС. С формулировкой за «террор страхом над гражданским населением в Сараево» он был приговорен к пожизненному заключению, которое отбывает в немецкой тюрьме, переполненной мусульманами и албанцами.

Генерал Драгомир Милошевич, начальник Штаба Сараевско-Романийского корпуса, с той же формулировкой заключен в эстонской тюрьме на 29 лет.

Генерал Любомир Боровчанин осужден «за преступления» в Сребренице и Жепе. Отбывает 17-тилетнее заключение в Дании.

Генерал АРС Здравко Толимир по тому же обвинению осужден судом первой инстанции пожизненно. Решение суда обжаловал. Окончательный вердикт ожидает в Гааге.

Генерал АРС Радивое Милетич осужден судом первой инстанции на 19 лет. Он находится с 2004 года в заключении в Гааге. Там же и генерал Винко Пандуревич, осужденный за Сребреницу на 13 лет.