Акт беззакония с далеко идущими последствиями
В наше время, увы, никого не удивишь неправедным судом. Но данный эпизод является не просто обычным актом беззакония, но прямой угрозой российской государственности.
 
5 мая в Независимом пресс-центре на Пречистенке прошла пресс-конференция "Приговор в отношении сотрудников митинского ОВД – это акт правосудия или беззакония?" о деле сотрудников ОВД "Митино", осужденных 3 мая Тушинским районным судом города Москвы.
 
Дело против четверых сотрудников ППС ОВД "Митино" города Москвы было возбуждено в мае 2009 года. Причиной возбуждения дела стало задержание данными сотрудниками ППС за драку в кафе группы лиц, преимущественно чеченцев, среди которых находился и племянник сенатора Асламбека Аслаханова Мансур Аслаханов.
 
В деле менялись следователи, оно передавалось в разные инстанции, приостанавливалось, начиналось снова, наконец, дошло до суда осенью 2010 года, а 3 мая 2011 года подсудимым милиционерам был вынесен приговор.
 
Адвокаты осужденных милиционеров заявляют, что суд полностью проигнорировал доводы защиты, занял обвинительную позицию, что осуждены невиновные люди, исполнявшие свои профессиональные обязанности. Об этом адвокаты осужденных – Дмитрий Бахарев, Валерий Глушенков, Игорь Горемычкин и Юрий Качан рассказали на пресс-конференции.
 
Напомним, что началось все в ночь на субботу 24 января 2009 года в кафе «Оскар» на окраине Москвы в спальном районе Митино. Там случилась драка между двумя группами «лиц кавказской национальности». Дрались армяне и чеченцы. Одному из горячих парней другие парни разбили голову бутылкой из-под шампанского, по залу летали стулья, стоял мат-перемат. Посетители вызвали милицию.
 
Приехал наряд ППС (патрульно-постовой службы), обнаружил возле кафе толпу кавказцев на хорошем «взводе», готовых продолжить побоище – и позвонил в свой родной Митинский ОВД за подмогой. Один из чеченцев, размахивавший пистолетом и выкрикивавший: «Всем бояться, тут «чехи» отдыхают!», заявил милиционерам, что они должны убираться, поскольку он – офицер МУРа и наведет порядок сам. Вообще из его уст в адрес пэпээсников прозвучало большое количество разных интересных выражений, и лишь немногие из них были цензурными. В горячей перепалке, едва не переросшей в перестрелку, он толкнул сержанта Юрия Уварова, да так не слабо, что тот ударился головой о капот машины и получил сотрясение мозга.
 
Силами трех милицейских нарядов все-таки удалось навести порядок, надеть наручники на размахивавшего пистолетом и еще на троих самых буйных. В отделении выяснилось, что этот задержанный – сотрудник МУРа, племянник сенатора Аслаханова Мансур Аслаханов. Всех четверых отвезли в ОВД. Там в ситуацию активно вмешалось милицейское руководство. Причем, на стороне задержанных.
 
Заместитель начальника следствия Митинского ОВД капитан Николай Мюльберг сказал дежурному лейтенанту, что ему надо поговорить с одним из буянов, Мансуром Аслахановым, вышел с ним на улицу – и вскоре вернулся в одиночестве. Без Аслаханова. Заявил опешившему дежурному, что отпустил его домой. Через некоторое время, ближе к утру, в ОВД прибыл начальник управления собственной безопасности УВД Северо-Западного округа Москвы Дмитрий Рева и отпустил трех остальных задержанных. А милиционерам, выезжавшим на вызов к кафе «Оскар», начали «шить» дело о превышении служебных полномочий.
 
Четверым сотрудникам ППС, выезжавшим по вызову в «Оскар», приказали сдать оружие. Те пожали плечами и сдали. Работали дальше без оружия. Затем началась проверка со стороны Управления собственной безопасности УВД, и в результате тем же четверым пэпээсникам было объявлено о неполном служебном соответствии. Они опять махнули на это рукой и продолжали выезжать на дежурства как обычно. Думали, тем дело и закончится.
 
Но дело не закончилось, а только началось. 22 мая все четверо были взяты под стражу и посажены в московский изолятор временного содержания № 3. Их товарищи пришли к начальнику ОВД «Митино» Вячеславу Шигину просить денег на адвоката, но он им прямо ответил, что сам приложил руку к тому, чтобы постовых «закрыли».
 
Пистолет, которым размахивал Аслаханов, оказался травматическим и в материалах дела почему-то больше не упоминался. Еще более интересна судьба видеозаписи, сделанной у входа в кафе камерой наблюдения. Там были зафиксированы все события: кто первый начал, кто – второй. Кто нападал, кто оборонялся. Члены комиссии, которая разбиралась в обстоятельствах превышения патрульными полномочий, внимательно отсмотрели эту запись – и она куда-то сгинула. Ее больше нет! В деле лишь фигурирует ее "пересказ" Вячеслава Шигина, серьезно постаравшегося, чтобы его подчиненных закрыли. И подобных нестыковок и нарушений в деле множество.
 
Когда митинских милиционеров посадили в изолятор, начался шум в прессе, и у многих экспертов возникло мнение, что это произвол в отношении стражей порядка, исполнивших свой долг. И, действительно, вскоре милиционерам была изменена мера пресечения, и они были выпущены под подписку о невыезде. А в декабре 2009 года Тушинский суд признал незаконным отказ СК возбудить дело в отношении Мансура Аслаханова. Однако после этого дело в отношении племянника сенатора так и не было возбуждено. А третьего мая 2011 года Тушинский суд Москвы приговорил милиционеров к лишению свободы. Руслан Каюмов, Евгений Степанов и Юрий Уваров получили по 5 лет лишения свободы в колонии общего режима, их коллега Алексей Виноградов – 3 года, сообщил Дмитрий Бахарев, адвокат Каюмова и Степанова. Он так же заявил, что обжалует приговор: «Мы все это будем в любом случае обжаловать. Если потребуется, мы дойдем и до Европейского суда по правам человека». "Стоило полтора часа читать приговор, чтобы дать понять, что это лишь переписанное обвинительное заключение", - отметил адвокат.
 
То есть, по мнению адвокатов обвиняемых, судья З.Иванова даже не писала сама обвинительное заключение, а просто переписала заключение прокуратуры. Все доводы защиты, все показания свидетелей защиты не вошли в приговор, как будто в деле присутствовала только сторона обвинения, а никаких материалов для оправдания обвиняемых не было вообще.
 
Суд не учел, что свидетели обвинения путались в показаниях, главным свидетелем обвинения оказался человек, находившийся в момент задержания в крайней степени опьянения, при которой, согласно медицинским определениям, человек не понимает и не помнит, что вокруг него происходит. По рассказам "потерпевших" и их свидетелей "потерпевших" чеченцев били так, что удивительно, как задержанные остались в живых, а судебно-медицинская экспертиза даже незначительных травм у них не нашла. Довольно многочисленные свидетели защиты четко показывали, что никаких следов побоев у чеченцев не было, что подтвердила и судебно-медицинская экспертиза, но это было отброшено судом.
 
Адвокат Дмитрий Бахарев заявил, что считает решение не просто несправедливым, а подрывающим доверие к правосудию и государству в целом. «Когда оглашали приговор, у судьи прозвучала интересная фраза, что своими действиями сотрудники милиции, которых она признала виновными, якобы подорвали авторитет к органам внутренних дел. Вот такие приговоры... подрывают авторитет не только правосудия, но и ко всей государственной власти», - убежден он.
 
Коллеги осужденных говорили, что они теперь вряд ли будут задерживать кавказцев. И ведь не будут. Кому же хочется за выполнение профессиональных обязанностей получать тюремные сроки.
 
За подтверждением этих слов ходить далеко не надо. Следователь, выпустивший убийц Егора Свиридова, лишился работы, а если бы не выпустил, кто знает, не оказался бы он за решеткой?
 
Митинский урок правоохранители заучили хорошо – они явно предпочитают "не связываться" с кавказцами.
 
Согласно сообщениям ряда СМИ, 29 апреля в Подмосковье, в Сергиев-Посадском районе состоялось крайне неприятное ЧП. В поселок Богородск по неизвестной пока причине приехало около сотни дагестанцев, и они стали избивать без разбора всех местных жителей. Те позвонили в дежурную часть расположенного неподалеку, в Пересвете, Сергиев-Посадского ОМОНа, чтобы прислали своих сотрудников разнять беспредел, на что командир части запретил в первую очередь сотрудникам, проживающим в Богородске, каким-либо образом вмешиваться в происходящее. И, разумеется, никого не послал на помощь местным жителям. Вполне вероятно, потому, что не хотел подобно начальнику Митинского ОВД предавать и "сдавать" своих подчиненных.
 
Иными словами, милиции у нас больше нет. И при подобном раскладе не будет и полиции (вспомогательная "русская" полиция созданная в соответствии с Генеральным планом "Ост" не в счет).