Почём шум вокруг депутата Савченко?

Вот что меня умиляет последнее время, так это не утихающий интерес к персоне Надежды Савченко, первому номеру партии «Батькивщина» в Раде и бывшему штурману вертолета. И вот нашелся вежливый человек, который подкинул несколько тем для размышления. И этими темами я спешу поделиться.

Ситуация своеобразная: вроде бы депутат Верховной рады Украины. Но — заочно. Поскольку попала в места временной изоляции задолго до выборов. Что само по себе примечательно, ну да ладно, законы и порядки на Украине и не такое позволяют вытворять. Так что вопрос ее неприкосновенности опустим.

Вызывает интерес вопрос такого рода: а чем, собственно, Савченко лучше представителей отряда ей подобных, которые в настоящее время находятся примерно в таких же условиях? Например, задержанные в Белгородской области два жителя Полтавы? Эти пингвины уверенно направлялись вглубь нашей страны, имея при себе два пистолета с глушителями, кучу патронов и несколько толовых шашек с детонаторами. Явно не на рыбалку собирались. Но о них — молчок. Как и не было. Хотя — из второй сотни «Правого сектора».

И о других молчат. Вроде как все, на что способно наше ФСБ, это бедную девицу в застенках гноить.

Тут надо посмотреть немного сверху и повнимательнее.

Жизнь Надежды — это поиск. Профессия модельера-дизайнера ее не прельстила. Равно как и перспектива стать журналисткой. А хотела она стать летчицей. Но, увы. Поступила по контракту в ряды Вооружённых сил Украины, службу начала в железнодорожных войсках радисткой. Затем подписала контракт на службу в 95-й аэромобильной бригаде в Житомире, когда формировался первый контрактный батальон. В 2004—2005 годах в составе украинского миротворческого контингента принимала участие в миссии в Ираке, где прослужила шесть месяцев стрелком 3-й роты 72-го отдельного механизированного батальона.

Не стану давать лишних характеристик, в каком состоянии были тогда ВС Украины и кто туда шел. Знаем прекрасно.

Видимо, в Ираке и произошла какая-то странность, которая круто изменила жизнь Надежды.

После возвращения из Ирака она поступила в Харьковский университет воздушных сил, на что получила разрешение лично от министра обороны Украины Анатолия Гриценко.

Дважды её отчисляли из университета как «непригодную к вылетам в качестве лётчика», но она дважды восстанавливалась, и в 2009 году все-таки окончила университет — уже не как лётчик-истребитель, а как штурман. В качестве штурмана она училась по классу реактивного бомбардировщика Су-24, однако в конце обучения её направили на другую машину — вертолёт Ми-24. После окончания университета проходила службу штурманом-оператором Ми-24 3-го отдельного полка армейской авиации Воздушных сил Украины в городе Броды.

Комментарии? Излишни. Тут одно из двух: либо такая тяга к небу была, что ничего не смогло остановить Савченко на этом пути, либо кто-то за нее круто хлопотал. Кому что, лично для меня более приемлем второй вариант. Потому как ясно просматривается полнейшая профнепригодность нашей героини в самолете. Хорошо хоть, вертолеты есть, как специально придумали.

А далее началось АТО. И действующий офицер ВВС Украины почему-то оказывается в отпуске (точнее, в двух) в рядах батальона «Айдар». Странно, не правда ли? Май-июнь, вертолетов еще не было, а человек с таким опытом и подготовкой нарезает по Новоросским степям… И не на вертолете.

Причем Савченко «засветилась» всюду: под Славянском, Краматорском, Луганском. Ее видели многие из тех, кто потом это засвидетельствовал. И смысл ее перемещений был не всегда понятен.

Следующим номером нашей программы стал так называемый плен. Когда «Айдар» второй раз уничтожался ополченцами из «Зари», ее вроде бы взяли в плен. И даже видео допроса попало в Интернет. Вот только напрочь непонятно, кто, где и когда это снял. И та откровенная наглость, с которой ведет себя Савченко, наводит на мысль, что это просто постановка.

Вообще-то, брать упырей из карательных батальонов типа «Айдар», «Днепр», «Азов» у ополченцев не принято. Мозговой об этом не раз говорил открыто в своих выступлениях. Так что быть взятой в плен и так себя вести на допросах — это просто прямой путь на задний двор.

Так что, скорее всего, плен — это хорошо срежиссированная постановка. Где взять режиссера с опытом подобных дел, мы прекрасно знаем. А Надя взяла курс на российскую границу. Благо, от того места, где добивали «Айдар 2.0», было недалеко.

Но попалась-то наша героиня не на границе. А довольно далеко от нее. Под городком Богучаром. Сам по себе Богучар ничем не примечателен. Кроме танковой части. А вот это уже интереснее.

Дело в том, что человек, который поделился со мной информацией, прошел путь от Славянска до Донецка. С конкретными целями и задачами. По имеющимся у него сведениям, Савченко попала на территорию России тоже с определенной задачей. И задачу ставило не командование несуществующих ныне воздушных сил Украины. И не «Айдара». А некая структура, именуемая РУМО — разведывательное управление Министерства обороны. Есть такая структура у наших заокеанских «партнеров».

Вот тут становится понятно многое. Где они умудрились познакомиться, ясно. Ирак. И кто обеспечивал Наденьке «успешное» обучение небесной профессии, хотя даже украинским преподавателям и специалистам было ясно, что как летчик или даже штурман Савченко — печаль небесная. Но увы, с хозяевами не спорят. Вот и выпустили.

И американские друзья в беде свои кадры не оставляют. Адвокаты, инструкции, хорошо поставленная попытка доказать, что Савченко «не в себе». Но топор до своего дорубится. Шпион, который пришел к нам за информацией, — тот же вор. А вор «должен сидеть в тюрьме». И будет сидеть. Несмотря на все потуги и ухищрения тех, кто лезет из кожи вон для того, чтобы его освободить.

Так что будем надеяться, что кресло в Раде для первого номера «Батькивщины» еще очень долго будет оставаться пустым.