Русофобия: болезнь или разрушительная методика?

В своё время, выступая на одном из заседаний Общественной палаты (ОПРФ), российский телевизионный журналист Николай Сванидзе с крайним раздражением поведал о том, что на одном из подмосковных заборов он прочёл надпись «Я – русский». Николая Карловича, как тогда оказалось, взволновал вопрос: почему это кто-то может вот так взять и позволить себе написать на заборе упомянутую фразу, и, цитата: «что он сделал для того чтобы быть русским?» (Оказывается, чтобы быть русским, теперь нужно не просто родиться в славянской семье, но ещё и сделать нечто особенное, чтобы это право тебе дали такие господа как Николай Сванидзе и прочие его единомышленники).

Странная ситуация, странные вопросы, которые подозрительно систематично поднимаются в нашем обществе, и часто становятся этакими отправными точками той ситуации, при которой само общество во что бы то ни стало необходимо унифицировать, отобрав у него не только национальную самоидентичность, но и даже право задумываться на тему о своей этнической принадлежности.

Возвращаясь к раздражённости известного тележурналиста и члена Общественной палаты РФ, поражает сам факт того, как обычный для любого человека процесс национальной самоидентификации может быть превращён в объект для весьма суровой критики. И речь здесь отнюдь не только об упомянутом Сванидзе. Речь о тенденции, которую сложно не заметить. Заметим, что известного общественного деятеля России возмутил отнюдь не сам факт того, что у нас что-то пишут на заборах, а именно текст фразы «Я – русский!» Заявил бы Николай Карлович о своей раздражённости, если бы на заборе увидел, к примеру, известное слово из трёх букв, которое на заборах наших широт всё же встречается гораздо чаще, нежели та фраза, которая стала поводом для Сванидзе заговорить аж о русском фашизме…

История с фразой и реакцией на неё со стороны господина Сванидзе случилась около двух лет назад – через некоторое время после того, как в печать был подписан тираж удивительного издания «Российский язык», одним из соавторов которого выступил всё тот же Николай Карлович.

Что-то за прошедшую пару лет существенно изменилось в России в вопросе отношения к понятию «русский»? Да – по учебнику «Российский язык», слава богу, наши дети не учатся, а вот в остальном… Появилось немало господ, уверенных в том, что любое упоминание русскости, русского – это большой шаг, ни много ни мало, к этническому шовинизму, направленному непременно на моральное и прочее унижение представителей других национальностей. Мол, если ты где-то позволяешь себе говорить (писать) о том, что ты русский, то ты априори фашисто-антисемито-шовинист верхнего уровня.

Логика, конечно, потрясающая… Особенно потрясающей она выглядит в том контексте, что около 80% населения России – это всё-таки русские. Получается, что в последнее время всё активнее проявляют себя силы, которые стараются заставить абсолютное большинство населения Российской Федерации, что ли, стесняться своего этнического происхождения. И это притом, что у самого слова «русский» есть и куда более широкий контекст. Русский – ещё и человек, который в силу приобщения к русской культуре, русским традициям, русскому быту, воспринимает себя русским, хотя предки его имели иную национальность. Русский – это восприятие самого себя человеком, который живёт и трудится в России и во благо России, растит детей, созидает и уважительно относится к представителям других национальностей, требуя позитивного отношения и к самому себе. Пусть этнически он чуваш, якут, кумык или белорус.

В этой связи крайне глупо рассуждать о русскости или нерусскости, к примеру, Лермонтова, Пушкина, Гоголя, Аксакова. А ведь есть в нашей стране сегодня такие люди, которых, скажем так, забавляет тематика поисков «нерусских» корней даже у известных русских исторических личностей. Цель таких «забав» ясна – сформировать у общественности этакий «комплекс русскости» или даже «комплекс русской неполноценности», превращая его в отправную точку для достижения собственных целей.

Графа национальность в своё время исчезла из наших паспортов, так как кто-то посчитал, что это моветон – указывать на свою этническую принадлежность. Скоро из документа могут исчезнуть данные о регистрации, ни в одной из анкет нельзя будет указать пол. И это, мол, тоже моветон. В конечном итоге, людей на юридическом уровне превращают, простите, в существ, которые не должны идентифицировать себя ни по половому, ни по этническому, ни по какому-либо иному признаку. Этакие существа, который вполне могли бы напомнить героев романа Замятина «Мы» (1920 год), однако у тех героев хотя бы половое разделение присутствовало…

Такими темпами нас (благодаря активным «общественникам») вполне могут подвести к идее о том, что даже название страны, в которой мы живём, будет грешно произносить прилюдно, ибо это может обидеть, к примеру, иностранного гражданина... В этой связи понятно, откуда вдруг появились «Рашки», «Роисси» и прочие жаргонизмы от тех, кто предпочитает «российский» язык русскому, и от тех, кого, видите ли, даже употребление слова «русский» настораживает, а то и пугает до дрожи в коленях по некой необъяснимой причине.

Так вот. Хочется обратиться к тем людям, которые в своей неприкрытой русофобии переходят все мыслимые или немыслимые границы: ну, если ты русофоб, то уж сделай над собой усилие и прямо скажи об этом. Мол, так и так, мне русская нация и люди, которые к ней себя относят, как кость в горле – вызывают откровенный дискомфорт, переходящий в неприязнь. Мол, в моих интересах, чтобы слово «русский» сгинуло вовсе. Для чего строить из себя «нечто» неподвластное критике, пытаясь «умными речами» с явно надуманными и откровенно провокационными тезисами перевернуть сложившееся мировоззрение других людей?

Кстати, с немалой долей вероятности можно утверждать то, именно русофобия, привнесённая извне и нашедшая удобренную почву внутри нашей страны, сделала своё грязное дело по кровавому дроблению государства в 1917 и 1991 годах. Как факт: и сегодня есть силы, старающиеся повторить успех своих предшественников…

Автор: 
Володин Алексей