Анонсированы этнические чистки. Теперь и на Центральной Украине

Фарион расходится все больше и больше. Все шире становится ее список врагов нации подлежащих ликвидации.
На днях депутат Верховной рады от партии «Свобода» заявила, дескать, надо бы расстрелять всех украинцев, чьи фамилии имеют суффикс -енко.

«Самый большой враг не тот, который за пределами границ, а тот, кто находится внутри государства с суффиксами —енко, с суффиксами —уки, —юки, —чуки, с суффиксами —ишин и —ил». Предлагаю расстрелять их (пока что!) бюллетенями на выборах! Так! Пока бюллетенем!» — заявила пани Фарион.

То есть депутат «Свободы» прямо предлагает зачистить (пока только в Верховной раде) всех носителей малороссийских фамилий, как людей этнически неполноценных, и неблагонадежных, и не имеющих права жить в Прекрасной Украине.

В завершение выступления Фарион сказала, что под вышиванкой «могут спрятать отсутствие украинской души». Дав понять, что показная демонстрация лояльности «украинским ценностям» вовсе не означает настоящую «свидомость» и подлинный украинский дух, которые передаются лишь с кровью. То есть можно хоть десять вышиванок надеть, а ты так и останешься латентным кацапом или, судя по Фарион, еще хуже — схидняком.

Все это можно, конечно, счесть бредом истерзанной климактерическим неврозом стареющей дамы, однако предложенные ею шаги, имеют историческое обоснование.
Как известно, казни и этнические чистки являются не только заветной мечтой, но и важнейшим условием нормального существования украинского националиста. А после освобождения Западной Украины Красной Армией в 1944 году, бандеровцы были лишены возможности осуществлять этнические чистки поляков, евреев, армян и прочих инородцев. Истреблять «предателей» в деревнях и селах стало так же делом хлопотным и рискованным — «гостей из леса» там ждали бойцы сельской самообороны и истребительных отрядов. На лесных тропках их всюду караулили «волкодавы» СМЕРШа и спецгрупп МГБ. Жизнь загнанных в глухие леса и подземные схроны «хероев» стала терять смысл.

Выход был найден главнокомандующим УПА Дмитро Клячкивским, начавшим этнические чистки в рядах самих бандеровцев. Дело в том, что в УПА были не только западенцы.
При формировании УПА летом-осенью 1943 в её ряды попали представители других, помимо украинской, национальностей — частью из бывших окруженцев Красной Армии и бежавших из германских лагерей советских военнопленных, осевших в селах временно оккупированной Волынской области, включенной в состав дистрикта Волынь и Подолия райхскомиссариата Украина, частью — из национальных формирований германской полиции порядка. Большинство из них было убеждено, что УПА действует совместно с советскими партизанами (поскольку население дистрикта Волынь и Полесье райхскомиссариата Украина называло УПА «украинской партизанкой») и что они будут воевать прежде всего против германских оккупантов — как было обещано в листовках УПА. Отношение в ОУН-УПА к «чуженациональным» подразделениям было настороженным — из них не рекомендовалось создавать отдельных соединений, а лишь отдельные небольшие подразделения; дислоцировать их отдельно от основных сил УПА, «проверять в боях с врагом их боевую и моральную стоимость и политическую ценность». «Нестойкие» ( то есть те, кто отказывался принять личное участие в любимом бандеровском деле — убийстве мирных жителей) уничтожались.
А в 1944 Д.Клячковский отдал приказ на уничтожение всех этнических русских, в том числе и «стойких» находившихся в отрядах УПА. Но они очень быстро закончились, и «борцы за свободу» загрустили.
Тогда Клячкивский отдал приказ на уничтожение и украинцев с Востока — «схидняков» в рядах ОУН-УПА.

Таким образом, предложение мадам Фарион не только полностью соответствует теории и практике украинского национализма, но и позволяет решить его важнейшую задачу, в ситуации, когда зачистка кацапов Донбасса ну никак не получается. Мощная «обратка» русских Донецка и Луганска подтолкнула к мысли, что «ворогов» лучше поискать не столь воинственных и отважных.
А без них, ну никак не обойтись — ведь революция, как известно, не терпит перерыва.