О реализации майских указов: Это либо организационная импотенция правительства, либо сознательный саботаж

7 мая состоится совещание по реализации прошлогодних майских указов президента РФ. Каким может быть отчет правительства о проделанной работе, корреспондент "Однако" Елена Гладкова выяснила у известного политолога, доктора политических наук, профессора Сергея Черняховского.

- Сергей Феликсович, Владимир Путин в ходе «прямой линии» сказал, что не хочет измерять в процентах выполнение майских указов. Дмитрий Медведев же недавно заявил о том, что это «примерно 40%». Как лично Вы оцениваете исполнение президентских поручений?
- Во-первых, не очень понятно, что и от чего считает Медведев. 40% исполненного от того, что должно было быть исполнено к настоящему моменту? Тогда это вообще - невыполнение. Или 40% от того, что должно было быть исполнено, например, до 2018 года (там есть такие поручения)? Условно говоря, к 2020 году должны создать 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. 40% - это 10 миллионов. Разве 10 миллионов таких мест созданы? Или была, к сожалению, и в советский период такая практика: 40% фондоёмкости в строительстве предприятия или электростанции занимала закладка фундамента, поэтому все дружно закладывали фундамент и больше ничего не строили. А получалось, что много средств освоили. Как Медведев считает?

- Понятно. А Вы можете привести примеры однозначно невыполненных поручений?
- Например, к 1 декабря 2012 года должны были быть утверждены основные направления деятельности правительства Российской Федерации до 2018 года и прогноз долгосрочного социально-экономического развития, обеспечивающего достижения социальных показателей, предусмотренных пунктом 1 Указа. И где основные направления, где такой прогноз, обеспечивающий? – Ничего нет. Или пункт: внести до 1 октября 2012 года в Государственную думу проект федерального закона о государственном стратегическом планировании. Это, между прочим, одно из ключевых положений всех указов. Правительство, во-первых, такого проекта закона не внесло, во-вторых, оно вообще этого не сделало. О чём можно судить по тому факту, что Путин вынужден был дать поручение на разработку таких мер Академии наук. После чего началась мощная атака правительства на Академию наук, как «нехорошую и неэффективную».
До 31 декабря 2012 года должны были быть утверждены такие основные государственные программы как «Развитие здравоохранения», «Развитие образования», «Культура России (по культуре, к слову, что-то было), «Развитие науки и технологий», «Развитие транспортной системы». Это выполнено? Или хотя бы на 40%? Да, есть проект федерального бюджета, но было бы странно, если бы он не был внесён. И так далее. Можно просто листать, что намечено, и что в 2012 году должно было быть сделано…
Ещё пример: до 1 ноября нужно было внести изменения в прогнозный план и программу приватизации с учётом того, что она не должна была распространяться на сырьевой сектор. Именно по этому вопросу правительство ведёт борьбу и пытается приватизировать предприятия ТЭКа: атаки идут на «Роснефть», «Роснефтегаз». Не должны были относиться также субъекты естественных монополий и оборонный комплекс, а такого исполнения у правительства не заметно.
Кроме того, по указу президента они должны были уже в 2012 году внести предложения о создании на предприятиях производственных советов, то есть советов работников для участия в управлении предприятием. Сама по себе эта мера на уровне решений второго Съезда Советов 1917 года. Понятно, что правительству это как кость поперёк горла, но где выполнение?
Я уже не говорю о ситуациях в тех сферах, где в декабре зарплату повысили, а с апреля понизили, сказав, «всё, деньги кончились».
Возьмём ту ситуацию, вопрос по которой поднимали во время «прямой линии» с президентом. Путин поручает выделить деньги на здравоохранение, известно, что деньги переведены, а люди их не получают. Я даже не говорю о том, какое это производит впечатление.
Я не понимаю, что они выполнили. Они говорят, что повысили, в соответствии с требованиями президента, скажем, зарплату в высшем образовании до уровня средней по экономике. Но здесь же огромное лукавство!
Человек, работающий в вузе, он же понимает среднюю зарплату не как среднюю зарплату между зарплатой лаборантки или своей и ректора? А он действительно понимает её как средний уровень. Что зарплата основных категорий работников, средняя, условного говоря, у доцента (он не профессор, но и не лаборант), должна быть на этом среднем уровне. А получается, что те или иные вузы вывешивали к 1 декабря данные, что у них средняя зарплата 50 тысяч, а сотрудники в изумлении округляли глаза, находясь на нормальной полноценной должности, и качественно работая, потому что они получают в 1,5-3 раза меньше. Это деятельность правительства.

- Раз уж заговорили об образовании, что в этой сфере, еще было, мягко говоря, плохо реализовано, кроме истории с зарплатами?
- Всем известен скандал с мониторингом эффективности вузов, проведённым Ливановым. Вообще говоря, это исполнение поручения президента. Он дал поручение к декабрю провести мониторинг и определить эффективность вузов. Можно сказать, что это было выполнено, но, во-первых, это выполнено с диким скандалом, во-вторых, теперь говорить о том, что, получается, скандал вызван требованием президента, даже как-то неприлично. Они это сделали так, что полезное дело превратилось в дискредитацию власти. Не говоря о том, что, кроме скандала, все потешаются над бредом тех пяти показателей, которые они использовали. Когда оценили вузы по чему угодно, но не по качеству обучения.

- В качестве достижений кабинета министров сейчас очень часто фигурируют показатели в демографической сфере и рост заработной платы. Насколько это близко к реальности?
- Есть некие результаты по демографической политике – это известно. Но, вообще говоря, это результаты деятельности предыдущего правительства, которое возглавлял Путин. Естественно, результаты демографической политики за год сказаться не могут. Поэтому здесь сложно сказать.
Путин ставит задачу о повышении социальной защищённости, а правительство, например, даёт распоряжение снижать количество инвалидностей и снимать инвалидности с тех, у кого они есть, чтобы сэкономить бюджетные деньги. Или как по тому же высшему образованию. Говорят, да, зарплату повысим, но так, чтобы мы денег вам больше не дали, а вы зарплату повысили - то есть, кого-нибудь сократите и увольте. Во-первых, это издевательство, потому что, в конечном счёте, получается так, что человеку повысят зарплату за то, что он будет работать, скажем, за двоих. Во-вторых, получится, что и те, кому повысили зарплату, и те, кого уволены – недовольны.

- Но есть же что-то, что выполняется без всяких оговорок?
- Исполняется то, что не зависит от исполнительной власти, и делается теми министрами, которых курирует президент. Например, во внешней политике идёт определённая работа, но это находится в непосредственном ведении президента. Ясно, что пытаются сейчас что-то нормализовать в армии. Хотя, сложная ситуация, когда полгода был один министр, полгода другой. В результате: там, где это напрямую находится в компетенции президента и контролируется администрацией президента – там что-то делается, а где контролируется правительством – там не делается, либо саботируется. Более того, когда администрация пытается взять какие-то направления под свой контроль, например, была разработана поправка в законодательство, по которой контроль над приватизацией переходил вновь в ведение президента, как это было до 1995 года, правительство тут же начало отчаянную борьбу против этого. Президент принимает решение о консолидации активов ТЭК и о сборе этого в единственном регулирующем центре, а правительство ведёт борьбу, пытаясь это сорвать.

- Возвращаясь к разговору об эффективности… Судя по Вашим словам, министерство иностранных дел можно выделить как одно из эффективных. Это так?
- Возьмём реализацию внешнеполитических принципов прагматизма, открытости, многовекторности. Здесь: содействовать, добиваться утверждения верховенства права в международных отношениях, отстаивать центральную роль ООН в мировых делах – да, они этим занимаются. Активно задействовать различные формы многосторонней дипломатии, включая БРИКС, «Группу двадцати». Активизация отношений с участниками СНГ, с Таможенным союзом, содействие вступлению в силу практической реализации договора о Зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года, способствовать углублению евразийской интеграции в рамках Таможенного союза. Всё это делается – нет только чётких сроков. Понятно, что именно в этом направлении политика направляется и осуществляется. Но, опять-таки, это направление входит в сферу деятельности президента и возглавляется тем министром иностранных дел, который был им давно назначен и был и в его правительстве.

- Пожалуй, самая актуальная тема - экономическая политика нынешнего кабинета министров. Какие достижение есть у правительства в этой сфере?
- Да, за экономическую политику непосредственно отвечает правительство, и, естественно, что там особо ничего хорошего нет. Но проблема на самом деле не в этой мировой рецессии. Всегда есть какие-то проблемы – был 1929 год, был страшныйкризис в мире, а Советский Союз обошёлся без такого кризиса. Тут дело заключается в том, что если ты исходишь из того, что ты своей экономикой управляешь, куда-то её направляешь, ты благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру используешь как попутный ветер, при неблагоприятной конъюнктуре ты идёшь под своим «парусом» против этого ветра. Как яхта, у которой есть парус, и паровой двигатель (а лучше всего иметь атомный ледокол, который куда хочет, туда и плывёт). И вообще-то в современных условиях это нормально, тем более, если мы говорим, что мы входим в мировое экономическое пространство. Но правительство и лидер экономического блока понимают вхождение в мировое экономическое пространство как бултыхнуться с обрыва в воду, а дальше, куда тебя понесёт волна. Несёт не туда, но «мы не виноваты, плыть не надо». А ходить-то надо как хорошо оснащённому кораблю: есть ветер, но есть двигатель, есть мастерство. Вот правительство на этом уровне не рассуждает. Даже говоря о рынке, они воспринимают его как капитан с парусного корабля, ещё не научившийся ходить против ветра. А вообще-то Америку открыли, когда появились бригантины, которые могли плавать против ветра.
Более того, у них логика не исполнительной власти. Они не мыслят категориями – это надо исполнить. Они мыслят категориями – а вот надо создать условия, чтобы само собой всё получилось.
Кудрин во время «прямой линии» говорил о необходимости вложения инвестиций – правильно. Но он это понимает как то, что людям не надо платить зарплату, кому-то давать кредиты и вообще привлекать средства, чтобы кто-то дал деньги, а дело обстоит не так. Утверждается государственная программа: вот нам нужно обеспечить получение каких-то доходов, для этого нам необходимо произвести такую-то продукцию, для этого построить столько-то заводов, и, кстати, для того, чтобы на них работали люди, дать туда достаточную зарплату. Правительство не мыслит в этой категории, мне не хочется повторять некий стереотип Геннадия Андреевича, но министры мыслят, в лучшем случае, на уровне бухгалтеров.

- То есть Вы хотите сказать, что правительство попросту не справляется с работой?
- Хочу напомнить такой исторический пример: в 1990 и 1991 годах производство товаров, в том числе, народного потребления, не снижалось, а вырастало. Всё время, в частности, второй половины 1980 годов росло производство, а в магазинах всего становилось меньше и меньше. У нас что, опять 1990 год? Почему тогда было так - есть много версий и объяснений. Одна из них это то, что это делалось сознательно хозяйственными структурами в деконструктивных целях. Может быть, тогда стоит вопрос о том, что правительство либо сознательно саботирует выполнение, либо оно не способно обеспечить исполнение. И в этом отношении создаётся ситуация, когда указы приняты, поручения даны, отчёты поступают, а по массе направлений вообще ничего не сделано. По ряду направлений, которые, очевидно, Дмитрий Анатольевич отнёс к исполненным, сделано так, что либо разозлили людей, либо всех рассмешили, либо отчитались, что исполнили.
Создаётся впечатление, что это либо организационная импотенция исполнительной власти, либо сознательный саботаж и вредительство.

- Владимир Путин во время «прямой линии» сказал, что правительство ещё не проработало и года, поэтому надо дать ему шанс. Может ли что-то измениться в лучшую сторону?
- Я хочу обратить внимание на то, что президент при этом всё-таки сказал, что спрос с правительства будет, что недовольство накапливается. Он поставил вопрос о том, что правительство должно находиться под контролем общества, и здесь прямая антитеза позиции Медведева, который заявлял, что министр не рубль, чтобы всем нравиться. Президент сказал, что он будет принимать во внимание оценку общества, степень исполнения указов, и особенно выполнение социальных обязательств. Я считаю, что он допускает известную ошибку в тезисе, что «надо дать ещё поработать». Вообще, один из моментов личного стиля Путина, в котором есть свои плюсы и минусы – это стремление добиться работы от того, кто назначен, и не заниматься постоянной сменой людей. Это понятно, что если каждого, кто не справился каждые полгода менять, то никто не успеет справиться. Но в данной ситуации дело заключается в том, что это правительство действительно не может справиться. Конечно, не все его члены.

- А каких министров можно выделить?
- Есть Шойгу, есть Пучков, есть Лавров, есть Рогозин и есть Мединский и ещё некоторые, которые должны работать дальше. С другой стороны, есть Ливанов, есть Дворкович и ряд других людей, которые даже если что-то и будут выполнять, то они будут действовать во вред.

- То есть Вы видите выход исключительно в отставке большинства министров?
- В этом отношении мы подошли к рубежу. Если до отчёта Медведева, до выступления Путина стоял вопрос о том, что не справляются, подставляют президента, он должен их поменять, то сейчас стоит вопрос о том, что президент их не только назначил, он их оставляет, хотя ими недоволен. В данный момент вольно или невольно создаётся положение, когда общество начнёт говорить, что Путина это устраивает. Или он не может с ними справиться? То есть они превращаются в ядро на ноге Путина, которое уже тянет его, и чем дальше, тем больше будет тянуть его вниз.
Если у нас стоит задача выполнить указы президента, а их объективно нужно выполнить, потому что он там прописал тот некий минимум, без которого вообще нельзя развиваться – это объективно позитивные задачи, то надо ставить людей, которые способны их выполнить. А это правительство неспособно. И оно в скором времени дискредитирует Путина. Конечно, надо его менять.

Автор: 
Елена Гладкова